лого
Департамент образования и науки Краснодарского края

Центр диагностики и консультирования
Краснодарского края

Государственное бюджетное образовательное учреждение для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи

Документы
Отделы
Наши сотрудники
Услуги
Обследование
Для вас, родители
Для вас, специалисты
Фотогалерея
Книжная полка

Логин

Пароль

ЗАРЫТАЯ СОБАКА

В один из первых осенних дней ко мне в кабинет вошла взволнованная молодая женщина и сказала, что ее дочь явно нуждается в помощи психолога.

Выяснилось, что первоклассница Полина сильно боится собак. Она лишний раз не хочет выходить из дома, почти не играет во дворе с подругами, потому что панически боится соседского пуделя. Даже за хлебом ее послать невозможно, хотя магазин располагается на первом этаже их родного дома. Когда же они с мамой выходят из подъезда, при виде встречной собаки Полина всякий раз цепляется за мамину руку и начинает кричать: «Боюсь! Боюсь!»

На следующий прием мама явилась с дочкой. Девочка оказалась живой и общительной. Она легко вошла в контакт, рассказала, что любит танцевать, рисовать и играть с подружками. Трудно было представить, что этот активный ребенок впадает в панику при виде симпатичного соседского пуделя.

Три встречи мы посвятили тому, что вместе рисовали, играли и между делом беседовали. В какой-то момент я осторожно и как бы вскользь упомянула, что все люди чего-нибудь боятся. Даже я, такая взрослая, очень боюсь темноты. После этого было логично спросить у Полины:
— А ты боишься чего-нибудь или кого-нибудь?
— Я тоже боюсь темноты, — ответила девочка, а потом добавила: — И еще всяких привидений.

И ни слова о собаках. Я решила навести ее на мысль и спросила:
— А ты не боишься каких-нибудь животных?
Полина отрицательно покачала головой. А потом, словно вспомнив о чем-то, сказала:
— Ах, да, я боюсь собак. — И, наблюдая за мной, с нажимом добавила: — Очень боюсь собак!

Меня не на шутку смутило это спокойное, так странно извлеченное из памяти признание. Что-то здесь было не так. На следующем занятии мы беседовали с Полиной о том, какие бывают собаки, что они любят, как с ними можно и нужно себя вести. Мы рисовали и лепили собак, играли с игрушечными собаками всех пород и размеров, и ни разу девочка не проявила никакой тревоги, никакой боязни или нежелания обсуждать болезненную «собачью» тему.

После нескольких встреч с Полиной я поделилась с мамой своими сомнениями: действительно ли девочка боится собак, не связаны ли ее страхи с чем-то другим? Но мама настаивала, что только реакция Полины на собак вызывает ее беспокойство, все остальное в полном порядке.

Во время очередной встречи я попросила Полину нарисовать ее семью. Полина изобразила на рисунке только себя и маму, хотя в семье имелся еще и отчим: мама недавно вышла замуж второй раз. Во время встречи с мамой я спросила, как складываются отношения между дочерью и новым папой.

— Очень хорошо, — ответила женщина. — Дочь и мой новый муж быстро нашли общий язык. Правда, — добавила она после раздумья, — я последнее время стала замечать, что как только начинаю уделять внимание мужу, девочка сразу проявляет беспокойство. Просит меня к ней подойти, обнять, поцеловать…

— Скажите, — спросила я, — а как вы ведете себя в то время, когда Полина демонстрирует страх перед собакой? Что именно вы делаете?
Мама сказала, что бывает так напугана реакцией дочери, что обычно крепко ее обнимает и успокаивает, тратя довольно много времени на ласки и уговоры.

Я поняла, что Полина, ревнуя маму к отчиму, нашла способ, как получить недостающие ей любовь и внимание. Она попросту инсценировала страх перед собаками, однажды убедившись, что мама в этот момент принадлежит ей безраздельно.

Я посоветовала женщине уделять девочке больше внимания, играть всей семьей в настольные игры, в выходные гулять втроем на свежем воздухе, а каждый вечер по очереди с мужем читать дочке книжки и просто разговаривать с ней по душам.

Через три недели женщина пришла ко мне на прием и сообщила, что страх перед собаками у Полины куда-то пропал. Она сказала, что все это время они с мужем следовали моим рекомендациям и старались уделять Полине внимание «без собачьей помощи», просто так. И все трое отметили, что жизнь их стала интереснее, а отношения — ближе и доверительнее.

К счастью, «собака» оказалась зарыта не так глубоко.

О.А. Войт,
педагог-психолог
© gou-center.ru, 2010 г.